Как распознать мужчину манипулятора в отношениях и его признаки

В практике психологов есть немало случаев, когда девушкам приходилось менять номер телефона, чтобы «бывшие» друзья перестали доставать её гневными звонками и сообщениями. А манипулятору это только на руку, ведь он единственный, кто будет рядом с ней, когда она осталась брошена. Он станет нежен и ласков – но совсем немного. Манипулятор не умеет долго сдерживать агрессию.

Как распознать мужчину манипулятора в отношениях и его признаки?

Семейные психологи часто встречаются в своей практике с запросом от клиентов женского пола по поводу того, что их супруг пытается ними манипулировать. Почему такое происходит? Специалисты объясняют это тем, что манипуляция – это форма контроля, характерная для личностей с низкой самооценкой и различными характерологическими и поведенческими отклонениями. Благодаря манипулированию партнером такие индивиды достигают внутренней уверенности в том, что держат в руках все нити управления отношениями и сами решают, по каким сюжетам они будут развиваться.

Следует отметить, что жизнь с мужем-манипулятором, при любых обстоятельствах, сложно назвать счастливым браком. Эта связь неизбежно будет наполнена подозрениями, придирками, различными способами принизить личностные качества партнера и изолировать его от остального общества. Запомните, манипулятор постоянно боится, что его «марионетка» вырвется на свободу. Поэтому он готов на все, лишь бы она оставалась на привязи и продолжала удовлетворять его болезненные наклонности. В статье мы обсудим типы и признаки супругов-манипуляторов, а также предложим методы противостояния их влиянию.

У вас бывало так, что, когда в беседе с кем-то возникала пауза, молчание, которое еще называют неловким, вам непременно хотелось чем-то заполнить? Вы судорожно подбирали слова в голове, ничего подходящего не находилось, и тогда вы заводили разговор о погоде, о вазе, стоящей на слишком тонкой ножке, о домашних животных — словом, о чем угодно, лишь бы не молчать?

Почему молчание неловко?

Когда в воздухе повисает молчание, большинству людей действительно становится неловко. Неловко от мысли, что собеседнику так же неловко, как и вам, и вот вы уже чувствуете вину за эту чужую неловкость, а вслед за этим — тревогу и судорожно подбираете тему для разговора.

Да, людям действительно очень непросто переносить чужое молчание. На тренингах для психологов часто проводят такую игру: участники разговора садятся друг напротив друга и молчат… Отслеживая, что происходит с каждым из них. Нащупывая свой уровень дискомфорта.

Мы это делаем сознательно, так как молчание порой — действительно золото. Выдержав паузу чуть дольше обычного, собеседник может открыться намного глубже, чем если перебивать его, задавая вопросы, едва услышав паузу в словах. Мы «регулируем» этот уровень дискомфорта на пользу своего клиента.

Хотя наше общество проявляет все больше сострадания к тем, кто страдает от психического расстройства, по большей части мы не распространяем это сострадание на истинных нарциссов. Диагноз «нарциссическое расстройство личности» почти обесчеловечивает его носителя. Нарциссы — это злодеи: эгоистичные, претенциозные, неспособные на чувство товарищества, безжалостные эксплуататоры, жестокие и мстительные и т. д. Короче, они не похожи на нас, и мы их не любим.

Осторожно, нарцисс! Как вести себя с этими самовлюбленными типами

Тема победителей и проигравших проходит красной нитью через всю мою книгу, и я рассматриваю, каким образом истинные нарциссы разных типов повышают свою самооценку и доказывают свое превосходство за счет кого то другого. Отчетливое понимание этой динамики станет самым важным из ваших инструментов в общении со знакомым вам нарциссом. Издалека истинный нарцисс может казаться просто напыщенным или высокомерным, возможно, даже забавным в своем преувеличенном самомнении. Но как только вы становитесь ближе и попадаете в его эмоциональную орбиту, он неизбежно вовлекает вас в психологическую игру «кто кого переборет».

Большую проблему в общении с истинным нарциссом представляет его мощное воздействие на вашу собственную самооценку. Нарцисс-соблазнитель может возвеличивать вас, приподнимать, внушать ощущение, будто вам повезло, будто вы победитель, в то время как большинство других типов, описанных в книге, делают все возможное, чтобы вы чувствовали себя проигравшим. Иными словами, когда речь идет о знакомом нарциссе, вы обнаруживаете, что трудно сохранять нейтралитет и объективность в ответ на его поведение, потому что он задевает ваше чувство собственного достоинства. Это особенно актуально, если вы сами не очень уверены в себе и склонны видеть мир в терминах победителей и проигравших, то есть если у вас существуют собственные проблемы со стыдом.

В своей отличной книге о нарциссизме социальный работник Сэнди Хотчкисс объясняет: когда вы взаимодействуете «с такими людьми, вы непременно начнете сомневаться в себе и собственных представлениях.

К этому приведут постоянные «искажения» реальности нарциссами»80. Поскольку истинные нарциссы, как правило, излучают высшую степень уверенности в себе и убежденность в своей правоте, они часто убеждают вас, что вы наверняка неправы, даже если точно знаете, что это не так.

Ваши отношения со знакомым нарциссом иногда напоминают падение Алисы в кроличью нору: вы пребываете в недоумении, не понимаете, что происходит. Вы не уверены в том, что реально, а что — нет, даже если дело касается вашей собственной самооценки. Если вы состоите в романтических отношениях с нарциссом-соблазнителем, ваш разум может быть опьянен идеализированной любовью. Под влиянием этого романтического наркотика вы представляете собой легкую мишень для манипуляции и склонны принимать необдуманные решения. Например, мужчины, попавшие под обаяние моей клиентки Джулии (см. главу 5), часто тратили больше денег, чем намеревались изначально; не зная ее достаточно хорошо, они очень быстро начинали настаивать, чтобы она приняла на себя какие то обязательства. Все это происходило потому, что Джулия умела внушить им ложное представление о них самих. Если в вашей жизни была история стремительной и катастрофической влюбленности, возможно, дело было именно в этом. Вместо того чтобы обращать внимание на сигналы опасности, вы игнорировали их, стремясь поддержать или вернуть состояние блаженства.

В начале отношений с Нилом моя клиентка Алексис не обращала внимания на сигналы опасности, потому что благодаря Нилу чувствовала себя такой особенной и выдающейся. Она чувствовала себя победительницей и счастливицей, потому что ей удалось встретить современного сказочного принца. Несколько месяцев подряд проблемы в отношениях нарастали как снежный ком, но Алексис все еще пыталась вернуть утраченное состояние романтического опьянения. Хотя лучшим решением был бы разрыв с Нилом, она вышла за него замуж и родила детей.

Если мы боремся с позором, истинный нарцисс может легко завладеть нашим вниманием. «Они [нарциссы] заставляют нас чувствовать себя особенными, когда мы — часть их претенциозного представления о самих себе… Если тот факт, что мы — часть их жизни, делает нашу собственную жизнь захватывающей и полной, мы можем заплатить эту цену или вообще отрицаем, что это нам чего то стоит. В итоге мы жертвуем собой ради иллюзии, которая окончится для нас опустошенностью и синяками»81. Мой клиент Дэвид (описанный в предыдущей главе) неоднократно стремился к таким отношениям. Он отрекался от себя ради участия в более яркой жизни своих кумиров. Убегая от собственного стыда, Дэвид игнорировал очевидные признаки эксплуатации ради ощущения, будто он принадлежит к кругу победителя, «миру знаменитых геев».

Справиться со знакомым нарциссом иногда означает противостоять собственному стыду. Если вы заметили, что вас постоянно тянет к людям, рядом с которыми чувствуете себя особенным, вы наверняка бежите от базового стыда и ощущения никчемности, преследующего вас всю жизнь. Это особенно актуально для тех из нас, кто вырос с нарциссическим родителем. К сожалению, дети таких родителей — особенно легкая добыча для нарцисса-соблазнителя. Мы боремся с чувством собственной неполноценности, и, «когда кто то похожий на нашего нарциссического родителя подходит и улыбается нам, [мы, возможно,] реагируем на это бессознательно как на возможность исцеления»82.

Моя клиентка Вайнона (см. главу 8) выросла рядом с матерью, совершенно поглощенной собой и неспособной на заботу или сочувствие. Она смотрела сквозь пальцы, когда друг семьи начал сексуально преследовать Вайнону. Поскольку нарциссическая мать нуждалась в практической и финансовой помощи этого приятеля, она торговала собственной дочерью ради личной выгоды. Затем Вайнона вышла замуж за истинного нарцисса, который заставлял ее заниматься сексом по установленному графику, независимо от ее желания. Много лет она подчинялась и старалась сделать своего мужа Марка счастливым, неосознанно полагая, что, если она завоюет его любовь и одобрение, это «вылечит» ее от вечного чувства неполноценности.

В таких случаях «справиться» со знакомым нарциссом означает «расстаться» и подумать о себе. Вайнона ушла от Марка, подала на развод и начала индивидуальный курс психотерапии. По мере продвижения лечения Дэвида он стал меньше зацикливаться на других людях и осознал, что им движет глубокое чувство стыда. Он научился противостоять соблазнительной притягательности этих людей, выбирать правильного партнера для отношений и принимать реалистичные меры для поднятия собственной самооценки. Сэнди Хотчкисс сравнивает этот процесс с «отказом от наркозависимости»83. Отношения, которые льстят вашему самолюбию сейчас, на самом деле будут мешать развитию адекватной самооценки.

Установление пределов допустимого

Взаимодействие с нарциссическим родителем — особая проблема. Даже те, кто в детстве подвергался грубым притеснениям со стороны отца или матери, часто чувствуют давление сыновнего или дочернего долга. По мере взросления мы регулярно получаем напоминания со стороны, что все дети должны почитать своих родителей. «Будь благодарным», — говорят нам, поэтому в нас развивается сильное чувство долга, даже если самые близкие люди нам завидовали, игнорировали нас или подвергали насилию. Попытки пожаловаться друзьям на такое вредоносное поведение родителя часто наталкиваются на сентиментальные банальности: «Она твоя мать, и я знаю, что в глубине души любит тебя». Без поддержки друзей, членов семьи или общества в целом мы можем сомневаться в том, о чем говорит нам собственный опыт.

Кроме того, нарциссический родитель, считающий ребенка своей собственностью или продолжением самого себя, чувствует себя вправе требовать любви и уважения, которых не заслужил. Мать Моры (см. главу 4) ни разу не проявила ни малейшего признака материнской любви и заботы, однако ожидала, что Мора будет благодарной и станет исполнять свои дочерние обязанности, а также осыплет мамочку подарками в день рождения. Как многие дети нарциссических родителей, Мора винила в недостатках своей матери себя; в глубине души она считала, что, наверное, очень непривлекательна, раз ее не любят.

Научившись держать дистанцию, моя клиентка Вайнона тем не менее часто говорила мне, что чувствует себя виноватой, потому что редко навещает мать. Иногда она рассуждала вслух, действительно ли в ее детстве все было «настолько плохо», не преувеличила ли она болезненные подробности своей жизни, и ругала себя за то, что не обратила внимания, через что пришлось пройти матери ради нее. Время от времени она убеждала себя, что нужно еще постараться, чтобы наладить отношения с матерью, и планировала навестить ее.

Но жестокие стычки, полные гнева и обвинений со стороны матери, всегда оставляли у Вайноны чувство опустошения после этих встреч.

По моему опыту, мужчины и женщины, подобные Вайноне, часто питают бессознательную надежду, что нарциссический родитель окажется поистине любящим отцом или матерью, если только они, взрослые дети, будут вести себя правильно. Умение справиться с нарциссическим родителем начинается с отказа от надежд и тоски по таким матери или отцу, которых у вас никогда не будет. Вероятно, чтобы пройти через этот процесс, вам потребуется профессиональная помощь. Конечно, грустно и больно сознавать, что вы уже взрослый и что единственный шанс иметь нормальное детство уже упущен. Вам придется признать собственные чувства стыда и неполноценности — неизбежный побочный эффект детства без любви. С этим трудно справиться в одиночку.

На практическом уровне взаимодействие с нарциссическим родителем подразумевает установление пределов допустимого для минимизации дальнейших оскорблений. Иногда это означает полный разрыв отношений. Когда я завел блог «Нарциссические матери», мне написали читатели, которые не желали видеться или общаться со своими матерями ни при каких обстоятельствах. Некоторые ограничивались краткими визитами в праздники и телефонными звонками на день рождения или юбилей. Если вы сын или дочь нарциссических родителей, вам придется научиться жить без родительской заботы, чтобы оградить себя от бóльшей боли. Не обращайте внимания на мнение окружающих, которые говорят вам, что матери всегда любят своих детей; доверяйте собственным ощущениям и думайте о себе. Вы заслуживаете лучшего.

Если у вас есть нарциссический родитель, который вас идеализирует, наличие проблемы бывает труднее признать. Родители, как правило, гордятся достижениями своих детей, поэтому преувеличенные похвалы в ваш адрес могут показаться проявлением любви. Вам будет сложно и, вероятно, болезненно осознать, что эти похвалы на самом деле не имеют к вам отношения. Этот тип нарциссического родителя рассматривает ребенка как идеализированное продолжение себя, реализацию собственного представления о себе как о победителе. «Преданная» мать Селин (см. главу 4) на самом деле эксплуатирует дочь, заставляя ее участвовать в детских конкурсах красоты, учиться игре на фортепиано и т. д. только ради того, чтобы сделать из дочери победителя.

Мидас Вонг подобным же образом использовал своего сына-актера. Хотя эти дети не подвергались таким унижениям, как Мора, им очень не хватало настоящей любви и заботы.

Осознание правды о нарциссическом родителе, идеализирующем вас, вызывает горькие чувства. Эффективное взаимодействие с таким родителем означает еще и установку границ, чтобы защитить себя. В какой-то момент вам придется столкнуться со стыдом, неизбежно возникающим при нарциссическом воспитании.

Боритесь с желанием мстить

Даже если вы выросли в хорошей любящей семье, истинный нарцисс может оказать сильное влияние на ваше самоощущение, превознося вас до небес или унижая презрением. Никто из нас не обладает абсолютным иммунитетом, поскольку мы — социальные животные, определяющие и выражающие себя через отношения друг к другу, наша самооценка в значительной степени зависит от того, какими видят нас окружающие. Когда истинные нарциссы господствуют в нашей жизни — на работе, в семье и в кругу друзей, — они могут наносить такие жестокие удары по нашей самооценке, что на бессознательном, а иногда и на сознательном уровне само наше выживание находится под угрозой.

Читать еще:  Как по переписке понять что парень влюблен

Как и при любом опасном для жизни нападении, мы будем защищаться.

Если ваш знакомый нарцисс регулярно задевает ваше чувство собственного достоинства, заставляя ощущать себя неудачником, ваш способ защиты может оказаться не чем иным, как уже описанная нарциссическая защита от базового стыда. Став объектом презрения, вы защищаетесь, выразив праведное негодование, потому что с вами поступили несправедливо и необоснованно. Вы встаете в позу оскорбленной невинности и отфутболиваете критику обратно из-за своей защитной стены. Столкнувшись с презрением и порицанием, человек пробует поменяться ролями с нарциссом и выдвигает встречное обвинение. Короче говоря, если вы не осознаете, что в жизни нарцисса система «победитель/проигравший» — самая важная, вы окажетесь на поле боя. И будете вынуждены отражать атаки нарцисса в его же духе, отвечая презрением на презрение, обвинением на обвинение.

Все мы в той или иной степени нарциссы. Как Натали, помощник юриста из главы 2, вы иногда защищаетесь от боли, перекладывая вину на кого-то другого, злясь и возмущаясь тем, что кажется вам несправедливым, или становясь в позу превосходства и презрения. Это типичные (и не обязательно патологические) способы реагирования людей на удар по их самооценке. По большей части это кратковременная реакция. Остыв, вы наверняка понимаете точку зрения другого человека и соглашаетесь принять на себя ответственность там, где это нужно. Вы, возможно, чувствуете угрызения совести из-за гадостей, сказанных в пылу ссоры. Если вы достаточно уверены, чтобы выдержать удар по самолюбию, вы даже можете извиниться!

Однако если вы боретесь со стыдом, вы можете, напротив, увязнуть в нарциссической войне победителей против побежденных. Может оказаться, что вам трудно уклониться от нее — помешает ваше же самолюбие: вы слишком заинтересованы в том, чтобы доказать свою правоту и неправоту оппонента. Многие подобные нездоровые отношения длятся годами, каждая сторона отчаянно стремится одержать верх и «доказать», что оппонент — презренный, позорный неудачник. Моя клиентка Дениз и ее муж Эрик (см. главу 8) воевали подобным образом много лет. Они научились решать свои проблемы, не задевая друг друга, только после того, как отказались от конфронтации «победитель/проигравший», используемой ими, чтобы справиться со стыдом.

Если это описание напоминает вам ссоры в ваших отношениях, сосредоточьтесь на собственных нарциссических уязвимых местах, а не на том, кто виноват. В следующий раз «не поддавайтесь искушению принять ответные меры»84. Как только вы осознаете, что вовлечены в систему «победитель/проигравший», «не пытайтесь спорить или просвещать» знакомого нарцисса. Скорее всего, он воспримет ваши объяснения как снисходительность, что повлечет лишь эскалацию его атак. Вместо этого «нужно найти способ абстрагироваться от унижения, вызываемого в вас нарциссом», не ожидая, что он согласится с вашей точкой зрения85.

Культивируйте в себе сострадание — но до определенной степени. На поздних стадиях бракоразводного процесса Алексис сочла полезным думать о муже как о ребенке, закатывающем истерику. Она представляла его испуганным мальчиком, которому стыдно, и это помогало ей справляться с жестокими нападками Нила. Во многих книгах на эту тему в главе «Как справиться с нарциссами» предлагается принять аналогичную точку зрения. Социальный работник Венди Бихэри предлагает подробное описание этого процесса; возможно, оно окажется вам полезным:

Поставить себя на место нарцисса означает попытаться ощутить и искренне прочувствовать его внутренний мир. В этом вам помогут следующие приемы. Например, когда нарцисс начинает резко разговаривать с вами, можно мысленно наложить на этого взрослого человека лицо одинокого и нелюбимого маленького мальчика. Рисуя в воображении лицо этого ребенка, попробуйте представить себе его переживания: болезненные ощущения, чувство ущербности и стыда, одиночество и эмоциональную пустоту, неизбежные испытания, через которые ему пришлось пройти, чтобы привлечь внимание, любовь или одобрение… Соберите все свое сострадание и примите этого мальчика, которого стоящий перед вами человек не в состоянии осознать в себе86.

Я понимаю, что почувствовать сострадание к оппоненту, когда вы под угрозой, покажется очень трудной задачей, особенно если он не может проникнуться таким же чувством к вам. Но если вы придумаете способ увидеть в этом нарциссе человека, а не иррациональное чудовище, это поможет вам не потерять собственное самоуважение и избежать дальнейших атак на его самооценку.

Большая часть медицинских историй и биографий знаменитостей, наполнивших эту книгу, рисует нам истинных нарциссов, созданных их несчастливым детством. Отказ родителей от ребенка или раннее сиротство, физическое насилие, эмоциональное пренебрежение, эксплуатация со стороны родителей-нарциссов, зависть или ненависть родителей — все это превращает ребенка в истинного нарцисса.

Люди таковыми не рождаются, но формируются в результате детской травмы. В попытках справиться со знакомым нарциссом вы сможете избежать битвы «до победного конца», если проникнетесь состраданием к его чувству стыда.

Сопереживание в таких случаях подразумевает необходимость применить эмоциональное воображение: истинный нарцисс, как правило, скрывает от вас тот самый стыд, который помог бы вам очеловечить его в ваших глазах. Вы должны будете определить наличие стыда и распознать защитные приемы против него, уже знакомые нам: обвинения, презрение и праведное негодование. Даже если вам удастся проникнуться некоторым сочувствием к страданиям нарцисса, не следует ожидать от него благодарности. Поскольку именно из-за стыда истинный нарцисс чувствует себя неудачником, он, как правило, не хочет, чтобы вы ему сострадали (хотя может пытаться манипулировать вами, вызывая жалость). Ему может казаться, что вы снисходительны и высокомерны. Чтобы убежать от своего стыда, он может возобновить атаки на ваше самолюбие. Вместо того, чтобы открыто выражать сочувствие, руководствуйтесь им при угрозе вероятной агрессии.

Вы должны быть «больше», чем ваш знакомый нарцисс, и делать то, что считаете лучшим для вас обоих, несмотря на его сопротивление. Опять же, будет полезно представлять себя родителем ребенка, который впадает в истерику. Возможно, потребуется установить соответствующие пределы допустимого и определить критерии приемлемого поведения. Вероятно, вам придется сказать «нет» ребенку, который затем ответит: «Я тебя ненавижу!». В то же время не следует упускать из виду боль и стыд, которые скрываются за всей этой яростью. Согласно Бихэри, чтобы справиться со знакомым нарциссом, нужно как бы стать родителем — «воспитывать одинокого и покинутого ребенка, спрятанного внутри нарцисса»87.

Я менее оптимистичен, чем Бихэри, по поводу целительного потенциала такого приема; ее когнитивно-поведенческий подход иногда кажется мне наивным. Базовый стыд — это глубокое страдание, и единственный путь к исцелению для истинного нарцисса — это признать его.

Сострадание, определение границ и ожиданий может помочь вам защитить себя и даже принесет вашему знакомому нарциссу некоторую ограниченную и временную пользу, но это вряд ли способствует изменению характера человека, занятого неустанной нарциссической защитой (см. главу 3).

Советы Бихэри предположительно предназначены для женской аудитории, представительницы которой переживают романтические отношения с мужчиной-нарциссом. Хотя большая часть ее советов может оказаться полезной, последовательное выполнение всех ее рекомендаций похоже на исполнение подвигов Геракла, а награда будет мизерной.

Зачем вам продолжать такие отношения, где ваше выживание зависит от того, будете ли вы видеть своего (предположительно взрослого) партнера ребенком, настолько страдающим от страха и стыда, что он не способен проникнуться взаимной заботой? Возможно, вам удастся ограничить его деструктивное поведение, но в чем будет заключаться ваше эмоциональное вознаграждение? Несмотря на все ваши усилия, партнер-нарцисс не обретет способности любить вас и заботиться о вас по-настоящему.

Когда мы цепляемся за явно неблагодарные отношения с партнерами-нарциссами, как правило, это происходит по нездоровым (и бессознательным) причинам. Если мы тоже боремся со стыдом, нам, вероятно, хочется держаться за «то особое чувство, которое они в нас вызывают, когда мы становимся частью их претенциозного самоощущения». Подобно Вайноне, мы, возможно, повторно «проигрываем» в голове несчастливые отношения с нарциссическим родителем, надеясь на лучший исход. На бессознательном уровне мы, вероятно, боимся собственных потребностей и пытаемся избежать настоящей привязанности, держась за отношения, которых лучше избегать. Ведь если представлять партнера испуганным, пристыженным ребенком, это делает отношения асимметричными: «родители» не должны удовлетворять свои потребности при помощи «детей».

Когда речь идет о романтических отношениях с истинным нарциссом, единственным способом решения проблемы я считаю разрыв подобных отношений, как только вы поймете их истинную сущность. «Не углубляйтесь в отношения с нарциссом, думая, что вы измените его или что он изменится из любви к вам. Конечно, люди иногда меняются, приобретая опыт в отношениях, но это требует того, что у нарцисса напрочь отсутствует, — способности отвечать сочувствием на сочувствие»88.

В таких отношениях редко есть преимущества. Однако не всегда просто выйти из отношений с нарциссом. Иногда у вас нет выбора, к примеру, если речь идет о близких родственниках, о начальнике, коллеге или приятеле. В этих случаях успешное взаимодействие с нарциссом тоже требует от вас необходимости постоянно помнить, что проблема всегда одна — базовый стыд нарцисса. Истинные нарциссы постоянно создают и защищают свой образ, чтобы отогнать бессознательный стыд, поэтому вы должны стараться не задевать их хрупкую самооценку. Сотрудники, которые оспаривали нарциссизм всезнайки Стива Джобса, иногда зарабатывали его скупую похвалу, но чаще он с удвоенной силой унижал их и доказывал, что знает все лучше всех.

Как я уже говорил раньше, предлагаемый мной подход, возможно, покажется вам трусливым, но конфликт со знакомым нарциссом не тот случай, когда можно отстаивать высокие принципы. Для истинного нарцисса правда и справедливость ничего не значат; обращаться к его разуму или чувству справедливости бесполезно. Если вы не журналист Джон Джеймс, упорно преследующий Фреда Майерсона в попытке уличить его в использовании допинга (глава 3), то вам лучше избегать прямой конфронтации. Не вызывайте нарцисса на поединок и не оспаривайте его мнений. Как и Джеймс, подвергшийся судебному преследованию за клевету и нападки в СМИ, вы можете спровоцировать кровную месть за то, что осмелились сказать правду.

Как отмечает Хотчкисс, «обычные методы повышения уверенности в себе в отношении нарциссов часто оказываются неэффективны, потому что нарциссы воспринимают их как покушение на свои неординарность, претенциозность и особые права»89. Она рекомендует «найти самый мягкий из возможных способов, чтобы донести вашу точку зрения, а затем ловко купировать приступ стыда»90. Часто это означает, что вы должны «массировать» эго нарцисса и постоянно льстить его самолюбию с целью смягчить критику.

И снова такой стиль поведения может показаться вам неискренним или нечестным, но, как давно отметил Дейл Карнеги, даже справедливая и честная критика заставляет большинство людей (а не только нарциссов) встать в защитную позу, потому что эта критика ранит их «драгоценную гордость». Уверенность, что ваша критика необходима, возможно, придаст вам сил, когда вы окажетесь под ударом. Но оптимальный набор действий для вас — «увернуться» и тем самым пресечь атаку в зародыше. Конечно, это потребует абсолютной уверенности в себе и веры в ваши собственные ценности.

Иногда этот метод тоже не срабатывает, и, что бы вы ни предпринимали, успокоить нарцисса вам не удается. Он может воспринимать само ваше существование как своего рода постоянное оскорбление. Подобно Мари (см. главу 3), которая стала жертвой травли на работе, вам, возможно, придется искать другую работу.

Как обнаружил Тайлер Макоуэн (см. главу 9), когда вы раните нарцисса-мстителя, он иногда добивается реванша с иррациональным, беспощадным, безжалостным пылом независимо от того, что вы говорите или делаете. В этих случаях вам потребуется письменное подтверждение ваших сложных отношений, тщательное документирование вашей собственной работы, а также консультация адвоката.

Моя клиентка Алексис вела ежедневник, куда записывала всю ложь и нарушения договоренности об опеке над детьми со стороны Нила. При помощи приложения GPS, установленного на сотовые телефоны дочерей, она сумела доказать, что Нил нарушал это соглашение. Она записывала все его телефонные сообщения, чтобы продемонстрировать суду его агрессивность. Порой Алексис, возможно, и думала о бывшем муже как о маленьком испуганном мальчике, впавшем в истерику, но сострадание не помешало ей трезво оценить степень угрозы и необходимость защищать себя юридически.

Во многих случаях истинный нарцисс представляет серьезную угрозу, и вы должны защищаться всеми доступными средствами.

Дети-нарциссы: единственная ситуация, когда вы можете и должны сказать «нет»

Во многих семьях не оправдывающий ожиданий, но претенциозный нарцисс вроде Шайло (см. главу 6) представляет собой проблему другого рода. То же касается и нарцисса-наркомана, такого, как мой клиент Иэн (см. главу 10), который бросает близких ради более тесных отношений со своим наркотиком. Чтобы справиться с их типом нарциссической зависимости, требуется иная тактика, хотя по-прежнему проблема коренится в базовом стыде. Люди, подобные Шайло и Иэну, воздействуют на наше самолюбие более мягкими способами, но даже в этих случаях мы должны обратиться к собственным нарциссическим слабым местам, если хотим с ними эффективно взаимодействовать.

Большинству пар, подобных Анне и Джону, родителям Шайло, мучительно видеть отсутствие у своего ребенка мотивации, эгоцентричное безразличие к чувствам других и очевидное отсутствие морального стержня. «Что мы сделали не так? — недоумевают они. — Мы делали для него все, у него были все преимущества, и посмотрите, каким он вырос!». Родителям бывает трудно признать, что они сами способствовали возникновению проблемы. Поскольку они отчаянно желали вырастить ребенка-«победителя», они идеализировали сына, пропустив момент, когда его завышенная самооценка должна была пройти проверку реальностью. Вместо того, чтобы установить ограничения и реальные стандарты, они продолжали хвалить его, что бы он ни делал, и назначать несерьезные, а часто и бессмысленные наказания за плохое поведение.

Не всегда виноваты родители. Мы живем в эпоху, которая поощряет публичную саморекламу и оправдывает претензии на особые права. Это часто усугубляет проблему. Однако в более серьезных случаях претенциозности бездельников основной причиной часто становится именно родительский нарциссизм. Одни нарциссические родители настолько неугомонные перфекционисты, что заставляют своих детей быть лучшими буквально во всем. Другие же, как Анна и Джон, идеализируют и балуют детей, считая, что все, что они делают, почти по определению огромное достижение.

Им так хочется верить в незаурядность ребенка, что они не учат его правилам и самодисциплине, необходимым для успеха.

Чтобы справиться с таким ребенком в более позднем возрасте, необходимо, чтобы родители признали свою роль в возникновении проблемы и помогли своему чаду осознать его стыд. Претенциозный нарцисс, который ощущает, что ему все должны, может выглядеть высокомерным или равнодушным, но, подобно моей клиентке Николь, на бессознательном уровне он чувствует себя неудачником. Высокомерие и презрение обычно скрывают глубокое чувство стыда. Многие родители продолжают способствовать детским механизмам защиты от стыда даже тогда, когда ребенок достигает зрелого возраста: ему позволяют жить в отчем доме и не вносить посильную лепту в домашнее хозяйство; его поддерживают материально, если он живет самостоятельно, или выручают его в чрезвычайных ситуациях. Защищая своих сыновей и дочерей от последствий их собственного выбора, такие родители мешают детям учиться на собственном опыте.

Читать еще:  Как заинтересовать мужчину старше себя

Даже если ваш нарциссический ребенок достиг совершеннолетия, необходимо применять общепринятые методы воспитания. Научитесь устанавливать ограничения и говорить «нет». Определите соответствующие возрасту правила поведения и последствия на случай, если ребенок не станет их выполнять. Доводите наказание до конца, будьте последовательны. Сталкиваясь с претензией ребенка на особые права, иногда выражаемой в форме истерики, не сдавайте позиции. Не ожидайте, что ваш ребенок будет вести себя так же, как вы, или будет вам за что-то благодарен. «Любовь и строгость» — широко применяемый и недопонятый метод воспитания, но отказ спасать ребенка от последствий его самоубийственного поведения — часто самое лучшее, что вы можете для него сделать. Хотя это может быть тяжело и больно, иногда необходимо, чтобы ваши дети падали и ударялись.

Если вы будете продолжать поддерживать претенциозность ребенка и его уверенность, что ему кто-то что-то должен, виной тому — как минимум частично — окажутся ваши собственные нарциссические черты.

Нарциссы-наркоманы: меняйте себя, а не наркомана

Поскольку терминология зависимости пронизывает всю нашу культуру, и нас приучили рассматривать ее в значительной степени как биохимическое состояние, умение понимать нарцисса-наркомана и взаимодействовать с ним начинается с изменения ракурса. Физиологическая зависимость может иметь место, но она не объясняет претенциозности, которая за ней скрыта. Вместо того чтобы считать отсутствие у наркомана чуткости к окружающим побочным эффектом его зависимости, следует рассматривать его как одно из предварительных условий возникновения его пагубной привычки. Вместо того чтобы считать стыд просто результатом аддиктивного поведения, мы должны понимать его как один из формирующих факторов этого поведения.

При всех несовершенствах программ 12 шагов их методы неявно способствуют устранению этих факторов. Когда человек признает, что бессилен перед зависимостью и подчиняется более мощным правилам, его претенциозность сдувается. В рамках этих программ эгоцентризм зависимого трактуется как главная «духовная болезнь», и цель прохождения этих 12 шагов — заменить его новым нравственным сознанием и заботой о других. Признавая, какую боль причинял близким его прежний образ жизни, пытаясь загладить вину, наркоман вкладывает ценность в чувства этих близких. Неизбежной частью процесса восстановления становится необходимость выдерживать свои вину и стыд.

Если нарцисс-наркоман — член вашей семьи или если вы состоите в романтических отношениях с ним, «вам легче биться головой об стену, чем пытаться изменить их. Если вы хотите облегчения, меняйтесь сами»91.

Как отмечает Хотчкисс, «те, кого привлекают люди с наркозависимостью и навязчивыми идеями, и те, кто остаются в отношениях с ними, называются созависимыми. У них, как правило, есть собственные (не очень здоровые) причины, заставляющие их контролировать тех, кого невозможно контролировать»92. CODA, или «Анонимные созависимые», — это тоже программа из 12 шагов, в которой созависимость рассматривается как одна из форм наркомании. Как и другие такие программы восстановления, она включает снижение претенциозности и осознание чувств вины и стыда, — иными словами, осознание собственного нарциссизма. Как я уже говорил выше, сонарцисс — широко употребляемый синоним созависимого.

На практике обращение внутрь себя, чтобы справиться с собственными проблемами, иногда означает разрыв отношений с нарциссом-наркоманом. По крайней мере, необходимо установить новые и более твердые ограничения. Откажитесь от участия в аддиктивном поведении или какой-либо его поддержки. Не создавайте условий для зависимых, не разрешайте проявлений зависимости в своем присутствии и не давайте денег на поддержание этой привычки. Не терпите оскорбительное поведение. Так же как в отношениях с ребенком, претенциозность которого толкает его на саморазрушительные поступки, перестаньте спасать нарцисса-наркомана от последствий его поведения. На самом деле вы не помогаете нарциссу-наркоману, как не помогаете себе самому, если верите, что можете спасти его.

У нарциссизма множество видов — к какому принадлежите вы?

В последние годы называть кого-то нарциссом стало излюбленным способом выразить презрение. Журналисты, эксперты и «диванные» психологи регулярно клеят этот ярлык людям, чтобы пошутить над ними, покритиковать их, обесценить их политическую позицию или выразить ненависть. Вот лишь один пример: введите в поисковой системе термин «Обама-нарцисс», и вы получите сотни тысяч ссылок, в основном на «правые» сайты, где при помощи псевдопсихиатрического анализа делаются выпады в адрес президента США.

Хотя наше общество проявляет все больше сострадания к тем, кто страдает от психического расстройства, по большей части мы не распространяем это сострадание на истинных нарциссов. Диагноз «нарциссическое расстройство личности» почти обесчеловечивает его носителя. Нарциссы — это злодеи: эгоистичные, претенциозные, неспособные на чувство товарищества, безжалостные эксплуататоры, жестокие и мстительные и т. д. Короче, они не похожи на нас, и мы их не любим.

DSM с его подходом к психическим расстройствам как к болезням тоже побуждает нас рассматривать нарциссизм как дискретное расстройство, поразившее этих других трудных людей. Поскольку СМИ так часто ссылаются на нарциссическое расстройство личности, этот диагноз звучит как осуждение, и вы, естественно, хотите отделить себя от тех, кто его получил. Но если вы пройдетесь по перечню четко сформулированных симптомов, легко пропустить моменты, когда вы сами оказываетесь немного самодовольными или теряете сочувствие к близким. Вы можете не распознать собственную привычку защищаться, перекладывая вину на других людей, когда видите ее описание в числе основных черт характера нарцисса.

Моя основная цель в данной книге — показать, насколько многообразен нарциссизм, и определить, что у нас есть общего с истинными нарциссами, а вовсе не подчеркнуть наши различия. Эта последняя глава продолжает мою тему, поскольку эффективное взаимодействие со знакомым нарциссом часто означает осознание собственных нарциссических черт. Когда он задевает вашу «драгоценную гордость» своим презрением, обвинениями или негодованием, вы можете отреагировать схожим нарциссическим защитным приемом, чтобы отогнать от себя стыд и унижение. Их хвастовство может спровоцировать вашу зависть, потому что вы тоже втайне жаждете быть победителем. Или вы по той же причине можете пасть жертвой их шарма. Вы можете мириться с их вредными привычками или поддерживать их саморазрушительный образ жизни, потому что роль сторожа позволяет вам избежать конфронтации с собственным стыдом.

В главе 1 я рассказал о случае, когда мне пришлось осознать собственный эгоцентризм и отсутствие чуткости по отношению к моей учительнице музыки, то есть разглядеть в себе повседневный вид нарциссизма. Завершить повествование я хотел бы другой, более болезненной историей, которая (надеюсь) станет иллюстрацией сложного взаимодействия между нарциссическим поведением других людей и нашей собственной защитной реакцией, часто по-своему нарциссической.

Это случилось на званом обеде много лет назад, когда я еще жил в Лос-Анджелесе и пытался найти себя как писатель. Кэти, одна из гостей, была успешной голливудской писательницей, когда-то номинированной на премию «Эмми». Умная, живая и самоуверенная, в беседах она, как правило, тянула одеяло на себя. Она любила говорить о своем разочаровании в амплуа сценариста сериалов и намекала на свои высокие гонорары. Она и ее муж недавно купили новый дом на Голливудских холмах за круглую сумму, которую она вскользь озвучила. На большинстве мероприятий, где я встречал ее, она обычно находила тот или иной способ упомянуть о том, что была номинирована на премию «Эмми». В гораздо более тонкой, менее оскорбительной форме, чем Моника — нарцисс-всезнайка из главы 7, Кэти так или иначе заявляла о своем превосходстве.

Хотя тогда я не совсем понимал этого, она вызывала во мне зависть. Большую часть своей жизни я мечтал стать писателем, зарабатывать своим пером. Во многих отношениях Кэти жила той жизнью, какую я хотел для себя. Кроме того, глядя на нее, я чувствовал себя неудачником, хотя я знаю, что она этого не хотела. На каком-то уровне я отдавал себе отчет, что Кэти трудится больше меня. С тех пор я много лет преодолеваю свои недостатки как писатель, но тогда мне стало стыдно (в основном на бессознательном уровне), что я не занимаюсь этим тяжелым и долгим трудом.

В тот вечер Кэти рассказывала нам о ссоре с главным сценаристом в ее телешоу. Начальник, мужчина старше ее, хотел, чтобы она внесла изменения в сценарий, но она отказалась. Когда их спор перерос в ругань, он позволил себе в ее адрес несколько довольно грубых и презрительных слов. Он сказал ей, что она «не признает авторитетов» и что ей нужно решить свои «проблемы с мужчинами».

«Не думаю, что у меня есть проблемы с мужчинами, — сказала Кэти всем собравшимся. К тому моменту она уже изрядно выпила и ее речь была слегка невнятна. — Это всего лишь его шовинистическая манера поставить нахалку на место. Мужчины не любят сильных женщин».

Любой, кто хорошо знал Кэти, понимал, что спорить с мужчинами, облеченными властью, стало ее привычкой. «Что ж, а я, например, думаю, что у тебя есть проблемы с мужчинами», — сказал я.

Это было грубое и враждебное замечание, хотя мой тон был нейтральным. Для профессионального психиатра это было почти жестоко. Мне до сих пор стыдно, когда я вспоминаю тот вечер.

Кэти не была истинным нарциссом, хотя несколько завышенная самооценка была ей свойственна. На приемах она часто, хотя и ненавязчиво, показывала свое превосходство над другими, не особенно думая об их чувствах. Она была повседневным нарциссом. Я уверен, что вы встречали много мужчин и женщин, похожих на нее.

Не вполне отдавая себе в этом отчет, я чувствовал себя неудачником в сравнении с ней. Ее легкое хвастовство писательскими успехами разожгло во мне зависть. Как часто бывает с нарциссами, она разворошила мои собственные проблемы и задела мое самолюбие. В поистине нарциссической манере я воспользовался своим профессиональным статусом, чтобы унизить ее. Мой комментарий не имел ничего общего с мужским шовинизмом, все дело было в моем собственном стыде. Я унизил ее, чтобы повысить свою самооценку.

Есть ли у вас подобные болезненные воспоминания? Возможно, у вас есть воспоминание, которое не дает вам покоя; иногда, когда оно приходит на ум, вы обычно оправдываете себя в мыслях, как будто пытаясь доказать невидимому постороннему зрителю, что вам абсолютно не о чем сожалеть и незачем чувствовать вину. Виноват другой человек, и он заслужил то, что с ним произошло. Такие стойкие воспоминания и наша защитная реакция на них часто указывают на бессознательное чувство вины и стыда. Праведность и осуждение, как я уже показал, — это нарциссическая защита, подкрепляющая неуверенность в себе.

Мне понадобился не один год, чтобы полностью понять и признать причины моего поступка. Я долгое время убеждал себя, что всего лишь сказал правду, отрицая, что мои слова были окрашены неприязнью.

Когда же я, наконец, заставил себя принести извинения, они были половинчатыми. Стыд — это мучительная, часто невыносимая эмоция. Если бы я лучше понимал себя, я бы ответил Кэти так, чтобы не задеть ее «драгоценную гордость» и сохранить собственное самоуважение.

Этой историей я хочу показать: чтобы справиться со знакомым нарциссом, зачастую приходится бороться с собственными нарциссическими слабостями. Когда самозваный победитель заставляет вас чувствовать себя неудачником, вы можете попробовать поменяться ролями, чтобы укрепить собственную самооценку. Можете только защищаться, но от этого вы потом чувствуете себя только хуже. Можете дать слово своей зависти или выразить презрение, одновременно оправдывая себя.

Короче говоря, для того чтобы справиться с нарциссическими чертами в других людях, часто бывает необходимо примириться с нарциссом, которого вы знаете лучше всех, но, вероятно, хуже всех понимаете. С тем, кого вы видите в зеркале.

Получив знание о его образе мыслей и о той информационной среде в которой он обитает, ты можешь сравнить это со своими представлениями и понять, что вас ждет в будущем, если его образ мыслей не изменится. Теперь тебе нужно честно и прямо, в конструктивной форме, сказать ему, что думаешь о игнорировании в отношениях и как видишь развитие ваших отношений с учетом этих манипуляций.

Как реагировать на мужской игнор? Страхи и потребности манипулятора.

Итак! Сначала нужно рассказать о психологии манипулятора — игнорщика. Иначе как мы поймем, как себя с ним вести? Оговоримся, что речь идет не о периоде знакомства, а о том, когда вы уже в отношениях. Давай нарисуем гипотетическую ситуацию:

Отношениям год, вы интересны друг другу, встречаетесь, вместе проводите время и все казалось бы хорошо. Вот только в любой конфликтной ситуации, мужчина просто уходит, прекращает писать и звонить, буквально исчезает. А когда ты ему пишешь и звонишь, он отвечает не сразу, а только когда в твоих сообщениях ясно читается волнение и извинения за то, что допустила конфликт.

Если у тебя что то подобное, то велика вероятность, что твой мужчина осознанно применяет игнорирование с целью воспитать тебя, наказать тебя и утвердиться в собственных глазах за твой счет. Притом делает это не по наитию, а по методике манипуляторов — пикаперов из youtube.

Опасность такого поведения для ваших отношений заключается в том, что конфликтные ситуации которые должны прорабатываться и разрешаться, тем самым укрепляя ваши отношения, никак не прорабатываются и не разрешаются. Вся ответственность за них ложится на тебя, а мужчина просто наказывает тебя лишением своей любви, давая понять таким образом, что ты должна не допускать подобного в будущем.

Отношения которые мужчина строит с помощью наказаний, не могут быть здоровыми и не могут привести вас ни к чему хорошему.

Рано или поздно, ты буквально физически почувствуешь, что невыносимо жить в условиях, когда к тебе относятся как к ребенку, которого ставят в угол, когда он плохо себя ведет. В такой системе невозможно доверительное общение и вы оба будете одиноки.

Однако это не значит, что нужно срочно бросать такого мужчину. Скорее всего эту модель поведения он усвоил недавно, скорее всего после разрыва предыдущих отношений. Ему было очень больно, его эго было растоптано, ненависть к бывшей спасала его от невыносимого осознания своей роли в крушении отношений. И тут на youtube он находит учителей, которые рассказывают ему, что он ни в чем не виноват, что современная женщина — это потребитель мужчин и 99% из них вообще не пригодны для отношений. Что единственный способ строительства отношений с этими порченными женщинами — это манипуляция.

Ему очень зашли эти идеи, когда он их слушал, ему становилось легче и это легче — главное доказательство справедливости этих идей для него. Потом он познакомился с тобой. Не был навязчив, не демонстрировал яростного интереса к тебе и так разжег твой интерес к нему. И вот вы в отношениях. Только ты чувствуешь, что он не на 100% с тобой, что у него есть какие то резоны, что он непрерывно тебя взвешивает и измеряет и резко, как только ты сделала что то не так, обдает тебя леденящим холодом.

Читать еще:  Как определить нравишься ли ты парню

Скорее всего — это поведение не является проявлением его природного характера. Это проявления жуткой неуверенности в себе, раздувшегося с прошлого расставания комплекса неполноценности, который он прячет за убеждением, что женщина специфическое существо которым можно только манипулировать для удовлетворения своих потребностей. На самом деле, ему хочется любить и быть любимым, но он не имеет для этого мужества и потому говорит, что любви нет, что мы не люди, а самцы и самки животных.

В твоих силах помочь ему разрушить это вредное, ведущее к одиночеству, убеждение. В твоих силах помочь ему обрести мужество. И сейчас я расскажу, что ты можешь сделать. А прямо сейчас подпишись на канал, чтобы не пропускать новые материалы.

Во первых, тебе нужно знать его образ мыслей на тему строительства отношений, на тему иерархии в отношениях.

И здесь стоит буквально спросить об этом: Дорогой, как ты видишь взаимодействие в паре между мужчиной и женщиной? Спросила и внимательно слушай все, что он скажет на этот счет. Задавай наводящие вопросы. Важно узнать, что он думает о разрешении конфликтных ситуаций, о допустимости наказаний в отношениях.

Во вторых, тебе нужно знать, что он смотрит на youtube.

Не подписан ли он на паблики учителей манипуляций. Если подписан и смотрит, то ты точно знаешь, откуда растут ноги.

Получив знание о его образе мыслей и о той информационной среде в которой он обитает, ты можешь сравнить это со своими представлениями и понять, что вас ждет в будущем, если его образ мыслей не изменится. Теперь тебе нужно честно и прямо, в конструктивной форме, сказать ему, что думаешь о игнорировании в отношениях и как видишь развитие ваших отношений с учетом этих манипуляций.

Если он ушел в игнор прямо сейчас, то можешь написать ему, что понимаешь что он делает это чтобы наказать тебя за конфликт, в надежде, что ты соскучишься и будешь просить его вернуться. Что ты считаешь подобное поведение разрушительным для ваших отношений и предпочла бы проговаривать конфликтую ситуацию до полного ее исчерпания. Что для этого нужно мужество и ты веришь, что оно у него есть. Что тебе больно от такого его поведения и ты не сможешь терпеть эту боль постоянно. И что вместо манипулятивного игнорирования ты предлагаешь разговор, в котором вы определите свои представления о том, как должны выглядеть отношения, поделитесь своими потребностями в отношениях и соедините ваши разные представления в одно, которое будет по душе вам обоим.

Короче говоря, нужно вызвать его на прямой и честный разговор о твоих и его потребностях, о том, как видите будущее ваших отношений и как в этом будущем будут удовлетворяться ваши потребности. Если тебе достанет сил, то можешь попросить его рассказать о своих чувствах и переживаниям в связи с разрывом предыдущих отношений. Здесь ты услышишь о его потребностях лучше, чем он сам сможет рассказать.

Таким разговором ты можешь буквально продемонстрировать, что честное, открытое и доверительное общение лучше и эффективнее любых манипуляций. И это именно то, чем ты можешь ему помочь.

К сожалению, подобные убеждения не исчезают мгновенно и легко, и чтобы помочь этому процессу, тебе нужно исключить всякое подтверждение этим убеждениям. И наоборот, подтверждать те убеждения, которые ты хочешь поселить в голове любимого мужчины.

Это значит, что когда он игнорирует с целью наказать и заставить первой сделать примирительный шаг — ты не наказывайся и шаг не делай. А когда он стремится честно и открыто поговорить с тобой — откликайся. Так и только так ты можешь помочь исцелиться истерзанной душе игнорщика.

«Нужно принимать людей такими, какие они есть». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна соглашаться с поведением партнера и понимать его.

Как защититься от абьюзера

Фото: Fotografierende/Pexels

Прежде всего нужно сказать о том, что в силу определенных условий жертва считает, что партнер ведет себя по отношению к ней рационально. Такое «программирование» начинается еще в раннем детстве. Кто из нас ребенком не слышал: «Не стоит плакать» или нечто в этом роде. Но даже если родители не разрешают взять еще одну конфетку и ребенок плачет, его ведь можно утешить, сказав: «Я понимаю, что тебе хочется еще, но нельзя есть сладкое постоянно». Так ребенок научится осознавать свою печаль и сожалеть о потерях, находя поддержку в сочувствии родителей, вместо того чтобы верить, что иррациональное «Не стоит плакать» рационально, реально и логично.

Женщина с раннего детства учится не доверять своим чувствам и не признавать вербальной агрессии. Любая вербальная агрессия иррациональна. Возможно, в контексте войны, реальность которой не подвергается сомнению, вербальная агрессия и обладает какой-то рациональностью. В контексте же отношений она иррациональна, как и поведение вербального абьюзера. Вера в рациональность партнера — основное допущение, основанное на сочетании разнообразных факторов, поддерживающих его. Многие из этих факторов начинают действовать еще в раннем возрасте.

Большое влияние на нашу психику может оказывать опыт поколений. К.Г. Юнг описывает шаблоны, согласно которым структурируется наше мышление и восприятие, называя их архетипами. Архетипический, или первобытный, образ «мужского начала» — это «логос», воплощающий в себе рациональность и логичность. Иррациональность же отождествляется с женским началом. Как следствие, женщина может полагать, что ее партнер рационален, а сама она представляет иррациональную сторону в их отношениях.

Если мужчина отрицает свое агрессивное поведение, утверждая, что ничего подобного не происходило или его «причиной» стали поступки и слова самой жертвы, женщина может попытаться подыскать рациональное объяснение произошедшему, веря в то, что партнер поступает логично. Она может думать: «Должна же быть какая-то причина, почему он рассердился на меня», «Должна же быть какая-то причина, по которой он не считает мою работу важной» или «Должна же быть какая-то причина, по которой он считает, что я хочу начать ссору с ним».

Убеждение в рациональном поведении партнера — одна из основных причин замешательства жертвы, не понимающей, что происходит. В одно мгновение он может придерживать дверь для нее, а в следующее — накричать, когда она просто отвечает на его вопрос. Такие резкие переходы от рационального к иррациональному поведению не только сбивают женщину с толку, но порой и усиливают ее решимость найти какое-то логическое объяснение происходящему!

На образ мышления жертвы влияют не только детские впечатления и культурная среда, в которой она росла, но и повседневные акты агрессии со стороны ее партнера. Как следствие, она не только лишается способности распознать агрессию, но может и никогда в жизни не задаться вопросом: «Подвергаюсь ли я вербальной агрессии?» Многие люди даже не знают, что это такое — вербальная агрессия. Обычно для них это оказывается совершенно новой концепцией. Когда что-то не имеет названия и его, как кажется, не видят другие, это воспринимается как нечто нереальное.

Особенно у жертвы подрывается вера в реальность своего восприятия. Если женщине все чаще и чаще повторять, что она слишком чувствительна и всегда пытается спорить, поступать наперекор и настаивать на своей правоте, она постепенно привыкает к агрессии, все чаще испытывая при этом сомнения в адекватности своего восприятия. Такого рода «программирование» сродни «промыванию мозгов», которое может менять взгляд не только на собственные поступки, интересы и самые заветные идеи, но и на поведение своих близких. Подумайте о случае с Леей:

Люк постоянно твердил мне, что у меня какая-то странная семейка, но исподволь, не напрямую. Постепенно я начала верить, что его взгляд отражает реальное положение вещей. Я впала в замешательство. Но, размышляя о своих родственниках, я осознавала, что в действительности это хорошие люди, доброжелательные, трудолюбивые и успешные. И все же у меня было такое ощущение, что с моими родными что-то не то и его родственники какие-то более солидные, что ли. Сейчас я понимаю, что это не так. Это было похоже на промывание мозгов.

Дениз Уинн, автор книги «Сознание, которым манипулируют» (Manipulated Mind), связи с промыванием мозгов, или психологическим убеждением, пишет следующее: «Создающие его сообща социальные и психологические факторы, а также бессознательные установки, сами по себе могут обладать весьма мощной влиятельной силой». Она говорит о том, что жертвы психологического убеждения имеют некие общие переживания. Например: «Их уверенность подрывается… Их поведение формируется посредством образования условных рефлексов. Их заставляют поверить в то, что никому из близких нет дела до происходящего с ними… Они приучаются ощущать беспомощность. Унижение в глазах публики преуменьшает их самостоятельность. Потребность в дружбе и одобрении заставляет их подчиняться… Пробужденная в них тревога, страх и чувство незащищенности увеличивают их внушаемость. Непредсказуемость поведения их поработителя спутывает их ожидания и предположения. Без «нормы», к которой они могли бы адаптироваться, они еще сильнее ощущают потерю контроля».

Уинн также описывает исследование Роберта Лифтона. Она говорит, что «Лифтон выделил черты, которые ему казались характерными для идеологического тоталитаризма и необходимыми для поддержания власти над индивидами». Любопытно отметить, что первая называется «контроль над всеми формами коммуникации».

И действительно, в самих отношениях агрессор может контролировать всю межличностную коммуникацию, отрицая агрессию и отказываясь обсуждать с жертвой ее планы и беспокойство. Как выразилась Мэри:

У него своя тайная повестка. Он пытается контролировать вас. Если вы не знаете его тайны, вы беспомощны.

У всех народов существуют традиции, и из поколения в поколение передаются мудрые изречения. Это часть нашего культурного наследия. К сожалению, в обществе также бытуют вредные нормы и способы выражения полуправды. Многие из них превратились в клише, посредством которых жертва может интерпретировать свое поведение. Ниже описаны некоторые из этих клише и их значение для жертвы.

Издательство: Бомбора

Вредные нормы и клише

«Ответственность несут оба». Если жертва верит в это, то предполагает, что она в какой-то степени виновна в своей эмоциональной боли.

«Любовь преодолевает все». Если жертва верит в это, она может прийти к мысли, что если будет сильнее любить и принимать своего партнера таким, какой он есть, то все будет хорошо.

«Ты можешь подняться над всем недостойным». Если жертва верит в это, то может прийти к мысли, что чем сильнее она будет, тем легче ей будет преодолеть свою боль.

«Радуйся, что у тебя есть крыша над головой». Если жертва верит в это, она начинает полагать, что ожидает слишком многого и должна радоваться тому, что у нее есть.

«Не можешь сказать что-то приятное о человеке, не говори ничего». Если жертва верит в это, она может считать, что было бы нелояльно, неуважительно или слишком грубо рассказывать другим о беспокоящем ее поведении партнера.

«Женщина должна отдавать немного больше, чем мужчина». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна прикладывать больше усилий для понимания своего партнера и больше с ним делиться, чтобы он ее понял.

«Будь вежлива к людям, и люди будут к тебе вежливы». Если жертва верит в это, она может полагать, что партнер кричит на нее, потому что она была невежлива по отношению к нему или не смогла объяснить, что действительно имела в виду.

«Не воспринимай все слишком серьезно». Если жертва верит в это, она может полагать, что если станет проще относиться к тому, что на нее кричат, то ей не будет так плохо.

«Если ты откроешься перед ним, он откроется перед тобой». Если жертва верит в это, она может полагать, что, стоит поделиться с партнером своими мыслями и переживаниями, и он тоже поделится с ней.

«Продолжай попытки». Если жертва верит в это, она может полагать, что еще о чем-то не подумала или не попыталась как следует понять партнера или сделать так, чтобы он ее понял.

«Никогда не сдавайся». Если жертва верит в это, она может полагать, что, оставив попытки достичь взаимопонимания, потерпит неудачу и поражение.

«Он грозен лишь на словах». Если жертва верит в это, она может полагать, что его слова не должны ранить ее.

«Не следует ожидать слишком многого». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна умерить свои ожидания.

«Люди не всегда имеют в виду то, что говорят». Если жертва верит в это, она может полагать, что, как бы ей ни было плохо, он не хотел ее ранить, а значит, она не должна испытывать такие ощущения.

«Улыбайся». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна сохранять оптимизм, благодаря которому ей удастся понять партнера.

«Он просто не понимает». Если жертва верит в это, она может полагать, что, если объяснит ему свои чувства, он поймет и перестанет ранить ее.

«Это всего лишь такая стадия». Если жертва верит в это, она может полагать, что настроение партнера вскоре улучшится.

«Пусть говорит что хочет, лишь бы руки не распускал». Если жертва верит в это, она может полагать, что не должна испытывать боль от любых его слов.

«Нужно принимать людей такими, какие они есть». Если жертва верит в это, она может полагать, что должна соглашаться с поведением партнера и понимать его.

«Не судите, да не судимы будете». Жертва может не отличать допустимое поведение от недопустимого, полагая, что критиковать поступки партнера — это значит чрезмерно осуждать его.

«Ты сама создаешь свою реальность». Жертва может считать, что она делает что-то неправильно — сама создает трудности в отношениях или неверно чувствует.

«Никто не говорил, что жизнь будет легкой». Жертва может считать, что трудности — это обычное дело и ее отношения не более проблематичны, чем у других людей.

«В горе и радости». Если жертва верит словам этой брачной клятвы, она может полагать, что за худшими обязательно последуют лучшие времена.

Оцените статью
Astero Studio
Добавить комментарий